Афиша Музыка Люди Летопись Форум
Камерный хор «Надежда»

Часть II.
«Вокальный ансамбль студентов и аспирантов московских ВУЗов».

Время шло, и в нашем «Клубе» начали происходить перемены. Сначала мы потеряли альта: Катя Маслова устроилась на новую работу, и ей не стало хватать времени на наши «спевки». Что же делать? Без альта Танеев не звучал, как бы мы ни старались. Пришлось искать Кате замену. Но вместо одного альта мы получили сразу двух: приглашенная нами Надя Куракина, звавшая себя почему-то Сарой, привела с собой свою подругу Надю Фёдорову. Она-то и высказала первой вслух мысль о том, чтобы попытаться разучить небольшую программу — не обязательно только из произведений Танеева — и выступить с ней где-нибудь в ранге вокального ансамбля. Идея ребятам понравилась, и мы принялись за дело.

Второй нашей потерей был тенор Лёша Брегадзе, у которого также возникли проблемы со свободным временем. На смену Лёше пришел Тимофей Панкратов, некогда исполнявший сольные партии в хоре Самарского университета.

Прежде чем браться за разбор новых произведений, необходимо было окончательно доукомплектовать состав: у нас уже было 2 тенора и 2 альта, и это наводило на мысль о том, что стоит найти ещё одно сопрано и одного баса: тогда и баланс голосов будет лучше, и репертуар можно обогатить более многоголосными произведениями. Так появились в наших рядах Лена Омельченко и Арсений Рожков.

Работа закипела. Мы разучивали хор за хором, находили интересные ноты, копались в библиотеках.... В стенах нашей квартиры рождался музыкальный коллектив — неопытный, не обладающий порой элементарными навыками — но всё-таки коллектив. Так продолжалось до осени 2000 года. Единственное, чего не хватало пока нашему коллективу — руководящей руки. Кому-то надо было взять на себя эту инициативу, и ребята предложили попробовать мне. Увлеченность процессом взяла верх над боязнью ответственности, и я согласился, тем более что наш проект всё ещё казался мне детской забавой: поиграл в хориста, почему бы не поиграть и в хормейстера? На первых же репетициях со мной в качестве руководителя во мне были обнаружены некие дирижерские наклонности — и вопрос о назначении меня руководителем был решен окончательно.

К весне 2001-го у нас накопилось уже достаточно много разученных произведений, которые можно было показывать в кругу друзей. Такими были «Тайна» Пьера Сертона, «Воспоминания» Андрея Эшпая. Не забывали мы и о нашем кумире — кроме разученных еще силами «Клуба» философских «Звёзд» и эпического «На корабле» появились светло-лирическая «Адели» и шутливый «Специалист подобен флюсу». Мы делали домашние записи и показывали их друзьям, но этого нам уже было мало: нам хотелось выступить с концертом. И такая возможность появилась: я был в хороших отношениях с директором клуба моей alma mater — МИРЭА, где я тогда работал инженером, и он помог нам организовать наше первое публичное выступление.

Оно состоялось 13 марта 2001 года. Публики было мало: в основном приглашенные нами друзья по хору МГУ, родственники, да ещё несколько человек из местного клуба. Но всё было «по-настоящему»: и сцена, и аплодисменты, и волнение, и даже цветы и коробка конфет, подаренные нам нашей преданной болельщицей Ниной Восканьян. Конечно, не обошлось без ошибок — такую сложную программу мы просто физически не смогли бы отработать чисто. Но в целом наше боевое крещение прошло успешно — это отмечали и слушавшие нас зрители, и сами участники концерта. Приведу высказывание только одного участника — Феди Погарского. Уж очень оно мне тогда понравилось своим оптимизмом. «Хорошо спели. Не в смысле — выразительно, а в смысле — в ноты попадали чаще обычного. А выразительно мы и так всегда поём».

Вслед за первым выступлением состоялось и второе — в Институте Микробиологии РАН, где работал Тимофей. Мы почувствовали уверенность в своих силах и стали активно искать новые возможности для выступлений. Когда мы подавали заявку на участие в Пушкинском молодёжном фестивале «С веком наравне», проводившемся на базе РГУ Нефти и газа им. Губкина, встал вопрос о том, как нас называть. С лёгкой руки члена оргкомитета фестиваля Натальи Николаевны Комаровой мы стали именоваться «Вокальным ансамблем студентов и аспирантов московских ВУЗов». Вряд ли это можно было считать названием коллектива, по крайней мере, это не противоречило действительности. А когда нужно было подчеркнуть, что мы — всего лишь любители, перед словом «ВУЗов» мы вставляли слово «немузыкальных».

Часть I.
«Клуб любителей
Танеева».


Часть II.
«Вокальный
ансамбль студентов
и аспирантов
московских ВУЗов»


Часть III.
Камерный хор
«Надежда»


Часть IV.
И снова
«Надежда»


choir@esperanza.ru